Gaggenau

Разговоры за
чашечкой кофе

В последние несколько десятилетий кофе стал не только повсеместно доступным, но и более качественным. Повсеместно доступным — благодаря успеху сетей кофеен, более качественным — благодаря культуре мастерства и ценителям, которые импортируют, обжаривают и заваривают кофе в меньшем количестве, но с более высоким уровнем качества. Мы побеседовали с тремя экспертами, которые становятся все более заметными на мировой кофейной сцене.


Бленд «1683» Патрика Рольфа Карлссона

По случаю празднования круглой даты со дня своего основания компания Gaggenau попросила знаменитого обжарщика Патрика Рольфа Карлссона создать кофе, который отражал бы в себе происхождение компании из региона Черного Леса. «Мы с самого начали решили, что нам хотелось бы взять за основу традиционный вкус этой области — легендарный вишневый пирог».

Проработав в кофейне-обжарочной De Matteo в Гётеборге и Five Elephants в Берлине, Патрик научился придавать кофе всевозможные ароматы. Смешав промытые обработанные зерна Peaberry Kenyan, которые дают кисловатый, похожий на вишню, фруктовый привкус с дающими шоколадный оттенок зернами El Salvadorian Bourbon происхождением с фермы «Назарет», Патрик создал «1683».

Этот бленд будет доступен исключительно в избранных шоу-румах Gaggenau.

Подробнее о Патрике Рольфе Карлссоне


«Идеального зеленого кофе не существует. Идеальной обжарки не бывает. Нет идеального способа приготовления. Есть только идеальное сочетание». Патрик Рольф Карлссон

Перфекционистка, заботящаяся о природе
Анетт Мольдваер

Анетт Мольдваер, ставшая одним из основателей отмеченной наградами обжарочной Square Mile, в ответе за внушительную часть лучшего кофе в Лондоне. Она поставляет кофе в отдельные кофейни в столице и за ее пределами. «Их слишком много, все не перечислить», — говорит Анетт.

Она начала свою карьеру в компании-импортере кофе, и путь, который кофе проходит от растения до чашки, продолжает оставаться одной из ее основных забот. С плачевным положением плантаторов и негативными последствиями, отражающимися на качестве кофе, приходится бороться звонкой монетой. «Когда мы платим справедливую цену, мы помогаем фермерам улучшать свои хозяйства, покупать новые участки земли, оплачивать обучение и медицинские услуги».

Ведь проблема заключается в том, что плохие зерна невозможно исправить хорошей обжаркой или трюками со смешиванием: плохое зерно — это плохой кофе. «С другой стороны, можно также взять отличный кофе и безнадежно испортить его».

Подробнее о Анетт Мольдваер


На вопрос о своем любимом кофе Анетт отвечает тактично: «Это сравнимо с задачей выбрать из своих детей одного любимого. Мне нравится кенийский, а еще — кофе из Коста-Рики, Гватемалы, Эфиопии».

Мастер с большой буквы
Тим Вендельбоэ

Работая в Осло, Тим Вендельбоэ довел скандинавскую одержимость кофе до ее логического заключения. Принадлежащее Тиму и названное в его же честь заведение, совмещающее в себе эспрессо-бар, школу и обжарочную, — для пуристов: в его сердце в прямом смысле расположена огромная жаровня и очень мало чего вокруг, чтобы не отвлекать от поистине чудесного кофе.

Тим раскрывает секрет отличного кофе в своей характерной прозаичной манере: «Мягкая вода и хорошие кофейные зерна. При этом необязательно иметь какое-то высокотехнологичное оборудование». Этот простой рецепт включает в себя миллион деталей, а также личных контактов по всему миру. Тим принимает участие на каждом этапе, включая параллельный проект посадки собственных деревьев на своей земле в Колумбии в сотрудничестве с местным фермером Доном Элиасом. Не всегда все идет по плану, но всегда можно отобрать хорошие зерна. В голову приходит термин «микроменеджер», но в данном случае это комплимент.

Подробнее о Тиме Вендельбоэ


«Вкус к хорошему кофе уже не исчезнет. И сам кофе становится все лучше». Тим Вендельбоэ